Форум для женщин
 Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация )

Журнал

Тесты

Гороскопы

Награды

Кулинарный
блокнот Хозяюшки

Сонник

Имена

Бесплатная регистрация в ТианДе

 
Правила форума | Помощь | Поиск | Участники | Календарь
Ссылки друзей | Размещение рекламы
Страниц: (215) « Первая ... 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 [215] 

( Перейти к первому непрочитанному сообщению )
Украина. Донбасс., история событий
« Предыдущая тема | Следующая тема » Слежение за этой темой | Отправить тему на e-mail | Версия для печати
Victoria
Дата Sep 1 2018, 11:22 AM


МИРУ - МИР!












ДР: 12 Июня 1917г.
Город: Город, который любит мир

Сообщений: 58252
Пользователь №: 212
Регистрация: 6-05-2004



Донецк: мы не имеем права отступить
Анна Ревякина 01.09.2018, 09:43 Эксклюзив


Поэт и публицист из Донецка Анна Ревякина остро восприняла произошедшую трагедию - убийство главы ДНР Александра Захарченко


Я снова не сплю, как тогда, зимой, что случилась три с половиной года назад, когда уснуть было невозможно, а если и возможно, то только вполглаза и вполуха, потому что огромный страх стоял у изголовья кровати и скалил окровавленные клыки. И весь город Донецк сегодня снова не спит. Два часа ночи. Я вижу жёлтые беспокойные окна в доме напротив, и откуда-то из прошлого ко мне приходят слова: «Вот опять окно, где опять не спят…» Марина Ивановна Цветаева. Не люблю 31 августа, отчаянно не люблю за смертельность этой даты. Теперь вдвойне.
Вчера убили Захарченко. И это не сон, и не дурная шутка. Сначала был хлопок, потом сирены, потом мне подруга написала из Москвы: «С тобой всё нормально? У вас взрыв!» Со мною — да, впрочем, нет, со мною давно уже не всё нормально, точнее всё совсем ненормально. Потом позвонила подруга из Макеевки и, преодолевая треск в телефонной трубке, проорала: «Первый — двухсотый!» Я переспросила, она снова проорала: «Глава — двухсотый!» И в это мгновенье у меня затрясся мизинец на правой руке, я держала телефон правой рукой и видела боковым зрением, как трясётся мой мизинец. И я ничего не могла поделать с этим мизинцем. А потом затряслась вся кисть…

Тошнота

За четыре года войны я научилась бороться с паническими атаками. Я молюсь, если ужас застаёт меня посреди улицы или за работой. Просто останавливаюсь и молюсь. Иногда это помогает. Ещё помогает позвонить сыну и услышать, что с ним всё в порядке. Иногда я могу даже признаться случайному свидетелю моей борьбы со страхом, что мне просто тошно, но сейчас это пройдёт. Вчера, 31 августа 2018 года, мне было жутко. Я закрыла глаза и прочла Отче наш.

Если тебе, дорогой читатель, кажется, что с тобою сейчас говорит экзальтированная женщина-поэт, воспевающая по старинному поэтскому обычаю экзистенциальную тошноту Сартра, то ты жестоко ошибёшься. Паническая атака — это не Сартр с его высокой литературой, это самая настоящая обыкновенная тошниловка, от которой никуда не сбежать. Помогает только молитва.

Батя

К Захарченко в Донецке относились по-разному. Кому-то он был родным и близким, кто-то его недолюбливал за угловатость, но считал при этом своим. Кому-то нужен был Глава пообразованней, кому-то — понаглей, а кто-то вообще не любит любую власть. Кому-то нравился его правильный фенотип, а кто-то осуждал его за то, что он продолжал упорно носить камуфляж. Донецк — сложный город, а дончане — сложный народ. Всем не угодишь, но бесспорно было одно, Батя был гарантом той призрачной и слабосильной стабильности, в которую мы научились верить, в которую нам надо было верить. Людям вообще надо во что-то верить.

Батя погиб. Журналисты уселись за ноутбуки, политологи принялись давать комментарии. Сценарии, уклады, предположения, вопросы и ответы. Смерть тут же проанализировали и выдали на-гора несколько возможных вариантов развития событий. И совсем забыли, что погиб человек сорока двух лет от роду, который четыре года сидел на электрическом стуле, не зная, с какой стороны ему прилетит.


Батя погиб, и стало так страшно, как не было страшно уже давно. За себя стало страшно, за свою шкуру. Мгновенно слетела вся эта мирная мишура — бульвары, театры, филармония, скверы, праздники. Стало страшно до одури, до ора, до детской истерики: «Мама, забери меня отсюда!» И один вопрос, передаваемый из уст в уста: «Что будет дальше?»

Усталость

Мы устали, это правда. Мы стали капризны, это правда вдвойне. Нам теперь подавай блага, аналогичные мирным. Мы настолько привыкли жить в условиях гибридной странной войны, что перестали помнить, что идёт война. Вооружение отведено, очередное перемирие подписано, по центру города не стреляют, можно пойти прогуляться с собакой по бульвару и поворчать, что нет нужных сигарет. Узнаёте себя? Я — да!

Батя погиб. И затряслись поджилки. Погиб. В центре города. На бульваре Пушкина (центрее не бывает). Рядом с первой школой. А завтра первое сентября. Детям же в школу?! А всего пострадало одиннадцать человек.

И снова вернулся тот самый первый животный ужас из 2014 года, когда ложился спать и понимал, что впереди одно лишь безвременье. И снова обнимаешь ребёнка и думаешь только о том, что самое главное — это жизнь. Батя говорил, что готов погибнуть на этой войне, за этот город, за республику. И погиб. Мы, дончане, часто говорим друг другу, что готовы жизнь отдать за наш город. Так давайте всё же отдадим. И я сейчас не о смерти, а именно о жизни. Отдать жизнь — это не ныть и не жаловаться на усталость, держаться вместе. Посмотрите, какими мы стали! Донецком 2014-2015 годов я гордилась! Мы были и били кулаком! А сейчас? Трясущиеся мизинцы.
Да, мы устали. Нам страшно. И очень больно. И мы снова не спим. Но, боже мой, мы все здесь герои. Ведь нас давно считают героями, стойкими оловянными солдатиками, последними из могикан. Мы герои, только немного устали. И нам тоже бывает страшно, очень страшно, как этой ночью с лета на осень в 2018 году по Рождестве Христовом.

Что будет дальше?

Я не знаю. Вчера, 31 августа, был страшный и нескончаемый день, город провёл ночь в оцепенении. Первый звонок перенесли на вторник, траур по Кобзону будет длиться по воскресенье, таков был указ Главы Донецкой Народной Республики. Траур по Александру Захарченко будет длиться по 3 сентября, похороны и прощание планируются на 2 число. Что будет дальше, я не знаю, но я знаю точно, что паника и страх — самые неконструктивные и деморализующие советчики. А ещё я знаю, что мы не имеем права отступить, так как отступать нам некуда, у нас за плечами наш город и наш дом, и души тех, кто смертью заплатил за нашу жизнь.



* * *

Реквием



Как уходят герои? Молча.
Растеряв все рефлексы волчьи.
Вместо слёз для них море горечи,
вместо роз для них залп тройной

холостыми, и серый в штатском
что-то скажет нам о солдатской,
о судьбе двух народов братских,
пофлиртует с седой вдовой.

А над кладбищем, там, где дымка,
реют ангелы-невидимки,
их не видно на фотоснимках,
но ты слышишь шуршанье крыл.

Это ветер в густых берёзах
прячет наши с тобою слёзы.
Наша жизнь — череда наркозов
да пролитых на лист чернил.

Развяжи мои губы словом,
я парю над изрытым полем,
я привык, что тобою болен,
я привык уже умирать.

Я лечу, и мне светят звёзды,
и рябины алеют гроздья,
и вся жизнь теперь то, что поздно,
то, что вряд ли воротишь вспять.
Added @ 11:23
Источник: https://ukraina.ru/exclusive/20180901/1020997897.html
 
     Вверх Вниз
3210 ответов с May 18 2014, 11:07 AM Слежение за этой темой | Отправить тему на e-mail | Версия для печати
Страниц: (215) « Первая ... 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 [215] 
<< Назад в Мы и государство

 



Поддержка BGS-дизайн

Копирование материалов возможно только с разрешения администрации форума.